г. Москва, Варшавское шоссе,
д. 33, 7-ой этаж, офис 3
8 (499) 394-38-99
Режим работы:
Пн-пт с 9.00 - 18.00 в субботу по предварительной записи
settings_phone Обратный звонок

Гена выдал золотой парашют.

13.12.2018 Категория: Наши статьи Просмотров: 306 Комментариев: 0

Среднестатистическому обывателю, далекому от юриспруденции, наверняка не совсем будут понятны такие выражения: «просудить долг» или «засилить решение». В юридическом мире, как, впрочем, и в любой другой профессиональной среде, уже давно сложился свой особый язык, который помогает специалистам быстрее и проще сообщать друг другу необходимую информацию. Чем отличается речь представителей разных отраслей права? Как относятся судьи к профессиональному жаргону? И почему язык юристов зависит от политических событий в стране? Мы попытаемся приоткрыть завесу таинственности и позволим окунуться в мир юридического сленга. Да, у этих аккуратных людей в деловых костюмах существует свой собственный жаргонный язык. Как правило юристы обращаются к нему, чтобы сократить длинные сложные обозначения и придать уменьшительно-ласкательные формы правовым терминам. Часто специалисты в области права используют эмоционально более окрашенные термины (как «засилить» и «просудить», о которых писали выше). Не обходится и без искажений правильного произношения. Порой можно услышать «осУжденный» или «возбУждено». Юридический язык сегодня можно условно разделить на несколько групп. К первой, на сегодняшний день самой современной стоит отнести слова, которые сложнее всего понять – это иностранные заимствования. В последние годы многие жаргонизмы приходят из сокращений и аббревиатур на английском языке. Как пример можно привести такой диалог, который нередко можно услышать на юридических совещаниях: «Гайс, кто-то подготовил адженду для брейн-сторминга? Нам надо срочно сделать КП для клиента на полученный от него РФП. Босс просил прислать ему топики для встречи, а по итогам сделать саммари с минатсами, не забудьте только их заэпрувить перед отправкой у его зама, чтобы не было никаких факапов. Наш главный таргет – это сократить косты или пошерить их с другим департаментом. Уверяю вас, это будет тот ещё челлендж для всех нас». Ну полнейшая ахинея для человека «не в теме». Если перевести эту непонятную фразу на русский язык, то получится следующее: «Коллеги, кто-то подготовил повестку к совещанию? Нам надо срочно сделать коммерческое предложение на запрос клиента. Директор просил прислать ему тезисы для встречи, а по итогам сделать протокол встречи с ключевыми поручениями, не забудьте только их подтвердить перед отправкой у его заместителя, чтобы не было никаких ошибок и неточностей. Наша главная цель – это сократить расходы или разделить их с другим департаментом. Уверяю вас, что это будет непросто для всех нас». Подобный руглиш (русский плюс английский) особенно характерен для прозападных компаний, которые работают в России. Популярность перечисленных слов можно объяснить самым простым законом экономии лексики. То есть люди ищут для себя тот вариант коммуникации, который позволит наиболее оперативно и просто передать нужную мысль. А вот у судебных юристов сленг преимущественно русскоязычного происхождения. Если мы, к примеру, захотим «просудить» долг, а потом «засилить» решение, то в процессе могут появиться «враги» или «жулики», а суд может «отморозиться». Похожая ситуация и в уголовной практике, где профессиональный сленг является смесью жаргонизмов из следственно-оперативной среды и криминального мира. От правоохранителей адвокаты взяли такие слова, как «висяк» (уголовное дело без фигурантов), «возбуд» (постановление о возбуждении уголовного дела), «ходуля» (ходатайство) и «досос» (досудебное соглашение о сотрудничестве). У злоумышленников юристы позаимствовали термины вроде «малява» (письмо), «с воли» (за пределами мест лишения свободы) и множество других, не все из которых можно публиковать по известным причинам - нецензурные. Защитнику по уголовным делам нужно понимать подобные выражения, но использовать такие фразы самому стоит все же только в очень узком кругу близких людей, так как в обычной беседе жаргонизмы могут быть многими восприняты как признак необразованности и ограниченного словарного запаса. Собеседник, который не является следователем или иным криминалистом, может расценить такую речь как криминальный сленг, а это уже чревато изменением отношения к адвокату, ведь не все любят шансон. У юристов из спортивной сферы тоже есть свои особенности общения. Они любят использовать футбольный сленг, пародируя знаменитое выступление Виталия Мутко с фразой: «Ай вонт ту спик фром май харт», Иногда они не прочь в шутку процитировать главу Чеченской Республики Рамзана Кадырова, который на одном из матчей ФК «Терек» выкрикнул в микрофон: «Судья продажная». Однако подобные внутренние фразы сложно будет понять человеку со стороны, который «не в теме». Если вашему клиенту трудно воспринимать даже юридические профессионализмы, то сленг узкой сферы права доверителю будет понять еще сложнее. Поэтому большинство юристов старается использовать жаргон по минимуму и уже в процессе работы вводят клиента в тонкости отраслевой речи. Когда же уместно употреблять неформальную лексику? Чаще всего сленг используется в неформальном общении или неофициальной переписке. А вот в юридически важных документах, судебных заседаниях или официальных встречах подобные слова встречается довольно редко. Все-таки юристы – люди консервативные, и определённые корпоративные стандарты профессии обязывают говорить и писать правильно. Словами-профессионализмами специалисты как правило пользуются в разговорах со следователями, реже с коллегами, а вот при беседах с доверителями старается этого не допускать. Ведь доверитель пришел с проблемой, которой он полностью поглощен, поэтому не стоит ставить перед ним дополнительные сложности в общении. Никто из клиентов не обязан обладать юридическим образованием и отличать солидарную ответственность от субсидиарной. Не стоит настаивать при беседе с доверителями и на юридической чистоте терминов, «именуя товарный знак только товарным знаком и ни в коем случае «торговой маркой» или «брендом». Следует быть гибче и разговаривать простым человеческим языком, хотя иногда шутливое сленговое слово помогает разрядить накалившуюся обстановку. Стоит отметить, что суды негативно реагируют даже на обычные образные выражения, не говоря уж про жаргонизмы. Так что со словами «зафайлить», «серчить» и «засетлить» в суд ходить не стоит. Поэтому такие выражения – скорее часть профессионального общения юристов между собой. Если речь идет о совместной работе с юристом клиента или другим консультантом, то сленг только помогает лучше друг друга понять. Одним словом, юридический сленг – это профессиональная речь, которая используется в узком кругу специалистов. Однако полностью избавлять речь от красивых юридических слов не стоит. В глазах некоторых клиентов употребление таких фраз юристом может явиться одним из признаков профессионализма специалиста Интересно проследить эволюцию сленга юридического мира в России, ведь термины или жаргонизмы очень точно отражают эпоху и политико-правовые реалии государства. Так, например, далеко в прошлом остался термин «антивход», который антирейдеры очень часто применяли в период с 2001 по 2005 годы. Означало это слово обеспечительные меры, зеркальные мерам оппонентов-рейдеров, которые добивались «захода» (силовой рейдерский захват) на предприятие. Со временем агрессивное рейдерство сменилось на эпоху красивых корпоративных сделок, инвестиций и благородных судебных баталий. Тогда прочно вошли в обиход такие понятия, как «обездвижить» (оставить иск без движения), «цессировать» (уступить по договору цессии) и «корпоративка» (уставные и иные внутренние документы общества). Перечисленные термины сохранились и до сих пор. Новый период наступил в 2014 году, когда с присоединением Крыма пришли санкции, а шутка «долги возвращают только трусы» стала требовать немедленного боевого юридического реагирования, желательно уголовно-правового. С того момента юридический мир осознал, что «уголовник» – это не засиженный персонаж с лютым взглядом, а адвокат, специализирующийся на уголовном праве. Теперь в речи юристов появились такие слова, как «хода» (ходатайство), «следак», «дослед» (доследственная проверка) и «двести семнадцатая» (ст. 217 УПК РФ – стадия ознакомления с делом). К профессиональному языку относятся все особенности, которые отличают речь представителей конкретной специальности. Это не только сам сленг, но и употребление профессиональной терминологии, а также характерные юридические обороты (клише). Сюда же относятся использование специфических синтаксических конструкций и предпочтение точных формулировок. Точность свойственна и официально-деловому стилю в целом, но в юридическом мире от точности зависят как минимум имущественные отношения, а как максимум – судьба человека, поэтому здесь она особенно важна. Таким образом, использование сленговых выражений и терминов – только часть всей совокупности характеристик, присущих речи юристов. Словарь юридического сленга. Аффил – аффилированное лицо. Боковик – судья в составе из трех судей, который судит сбоку от председательствующего. Бух – бухгалтер. Верховник – Верховный Суд РФ. Вещдок – вещественное доказательство и т. д. Воса/госа – внеочередное/годовое собрание акционеров. Гена – генеральный директор. Девятка – Девятый арбитражный апелляционный суд. Закрыть – задержать на двое суток или применить меру пресечения в виде заключения под стражу. Запросить квоту – запросить ценовое предложение. Зарегить – зарегистрировать. Засилить – оставить без изменения решение нижестоящей инстанции вышестоящим судом после чего акт вступает в юридическую силу. Земля – район, закрепленный за сотрудником (отделом) полиции. Злодей – обвиняемый или подсудимый. Золотой парашют – трудовой договор, который предусматривает в случае увольнения компенсацию в несколько раз выше зарплаты. Едпоставщик – закупка у единственного поставщика. Карточка – КРСБ налогоплательщика или карточка расчета с бюджетом. Косуха – кассационная жалоба. Кски – акты по форме КС2 для оформления строительных работ. Литигатор – специалист в области арбитражного или гражданского судопроизводства. Номинал – человек, назначенный руководителем, но фактически не занимающийся делами. Отказник – постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Подснежники числящиеся, но фактически не работающие люди на предприятии банкроте. Получить реферрал – поручение от другой юридической фирмы. Терпила – потерпевший. Физик – физическое лицо. Уставник – уставной капитал. П материалам открытых источников СМИ.

Комментарии (0)